Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО №20'2014
Вестник ЮНЕСКО №20'201460 лет с ЮНЕСКО
 

Большой театр действительно Большой

Версия для печати

10.08.2011

media/2011/08/1312272498.jpg

В конце октября должен пройти первый спектакль в обновленном и помолодевшем Большом театре, а уже в начале осени труппа приступит к репетициям в основном здании. Высокое качество реставрации этого московского шедевра, поистине национального достояния засвидетельствовала и специальная комиссия, прибывшая из ЮНЕСКО…

Лучше всего можно понять физические особенности российского Большого театра в сравнении, например, с легендарным Миланским оперным театром Ла Скала или со знаменитой Парижской гран опера Гарнье… Так вот, у миланского театра вполне тривиальный вид, ни о какой особой площади вокруг театра и речи нет. Во внутренней атмосфере, конечно, пышности больше. Ярусы уходят под самый потолок. Занавес потрясает обилием узорочья. Ложи украшены гирляндами лепки, глаза жмурятся от обилия позолоты. Дирижер, управляя оркестром, упоенно поет, каждая ария исполняется на бис, действие то и дело рвут овации и аплодисменты.

Кстати, и Ла Скала, и наш московский Большой театр – имеют общую историческую дату начала, 1776 год – год начала строительства театра в Милане, и в том же самом году был подписан указ российской императрицы Екатерины II о желательности открытия театра в Москве, получив который губернский прокурор, князь Урусов и начал строить первый московский оперный театр.

Парижская опера резко отлична от духа Ла Скала. Во-первых, по возрасту она, пожалуй, самая почтенная из всех опер Европы. Во-вторых, там царит дух геометрии в стиле Парижа и регулярных парков Версаля, никакой вольности, никаких завитушек из крем-брюле, никакого объедения формами. Певцы Гран Опера поют строем, все в ансамбле – оваций в разгар действия не предусмотрено, тебя зашикают. Итальянский стиль петь всю сцену на бис тут не принято. Опера в Париже – часть церемониала. Это смотр оперных войск на площади Согласия. В партере знатоки листают партитуру, а дирижер не станет подпевать и привставать на цыпочки даже под страхом смерти.

Короче, французский подход к организации зрелища нам ближе… Большой театр архитектора О. Бове это в первую очередь - место для воспитания российского гражданина. Вот почему театр снаружи выглядит как государственное учреждение, строго и величественно, никакой интимности Ла Скала или парижских виньеток, колонны, античный портик, бронзовая квадрига Аполлона, запряженная железной рукой олимпийца, на фасаде – государственный герб России, вокруг театра парадная площадь, справа Государственная Дума, слева – в десяти минутах ходьбы комплекс зданий государственной безопасности. Искусство в одной упряжке с властью.

Государственный облик Большого театра предполагают большую открытость для всякой публики, да, партер отдан именитым и состоятельным, но есть и галерка, где вполне по средствам приобрести билет студенту. С билетами тоже особых проблем нет, входной билет, а то и место в партере можно купить даже за час до начала спектакля, что и в Милане, и Париже абсолютно исключено…

Большой театр в Москве создан и существует по принципу государства в государстве. Он сразу понимался властями как плац-парад для демонстрации торжества государства. Соответственно этой задаче выделялся бюджет и строился репертуар. Уже самая первая постановка «Торжество муз» в январе 1825 года подавался как смотр патриотических чувств: стихотворная аллегория рассказывала о том, как Гений России в союзе с античными музами из развалин сгоревшей сцены (первое здание театра, увы, сгорело) возрождает новый колосс.

Любопытно отметить реакцию современников. Славянофил писатель С. Аксаков в первую очередь восхитился «громадным зданием», а западник В.Одоевский пришел в восторг от «театрального великолепия». То есть, даже полярные партии сошлись в общем чувстве благоговения перед размахом.

Монархия баловала свой московский императорский театр, а кульминацией дореволюционной эпохи стала, пожалуй, премьера исторической оперы Римского-Корсакова «Псковитянка», где роль Ивана Грозного исполнил великий Федор Шаляпин. В масштабной фигуре великого певца российская идея театра достигла своей вершины: голос, личность, народность, дух православия и монархический пафос.

Репертуар театра по преимуществу строился как театр истории, как подмостки для крупных страстей и событий: М. Глинка «Жизнь за царя» и его же опера «Руслан и Людмила», оперы и балеты П. Чайковского «Евгений Онегин», «Мазепа», «Лебединое озеро», шедевры М. Мусоргского, Н. Римского-Корсакова и А. Бородина «Борис Годунов», «Снегурочка», «Князь Игорь». Балеты тоже чаще обращались к героике, например, «Дон Кихот» Л. Минкуса, поставленный хореографом Мариусом Петипа.

В начале ХХ века на небосклоне эпохи блистали певцы Л. Собинов и А. Нежданова, композиторы А.Рубинштейн и С.Рахманинов, художники «Мира искусства» Коровин, Поленов, Бакст, Бенуа, Головин…

После падения монархии и победы большевиков судьба театра повисла на волоске, фактически он был закрыт, в здании происходили съезды партии и партийные конференции, на этой волне он был вскоре реконструирован, и открыт заново все-таки в качестве государственного академического, а с окончательным утверждением Сталина в роли вождя роль театра только усилилось. Сталин окружил труппу театра баснословной по тем временам роскошью. На звезд обрушились звания, награды, дачи, автомашины… Попасть в труппу прославленного театра считалось верхом тогдашней карьеры.

Театр был награжден орденами Ленина, 80 актеров получили звание Народного артиста СССР, 60 человек - Сталинские премии, а самые именитые стали Героями Социалистического труда…

А окончательным отражением властной любви вождя стал в первую очередь помпезный репертуар Большого театра, где в один ряд встали революционный балет «Пламя Парижа» Б. Асафьева, «Чио-чио-сан» Д. Пуччини и, послевоенный образчик творчества братских народов «Галька» С. Монюшко. На творчество современных западных композиторов был наложен запрет, а музыка советских композиторов подвергалась суровой опеке, вспомним, хотя бы историю с партийным разгромом гениальной оперы Дмитрия Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда».

Итогом сталинской ферулы стал постепенный крен Большого театра в сторону балетов, где контроль был слабее, а культ звезд ярче. Имя балерины Галины Улановой гремело на всю страну. Этот балетный крен фактически сохранился до наших дней, оттеснив оперу на второй план. Слава Майи Плисецкой при всем уважении к оперным примадоннам была ярче.

Именно с балетом связаны самые значительные события советской эпохи, где главной фигурой Большого стал хореограф Юрий Григорович, постановщик классических балетов «Каменный цветок» Прокофьева и «Спартак» Хачатуряна. Григорович и стал знаковой фигурой заката – его уход из театра, фактически совпал с эпохой распада СССР и непростым возрождением Большого театра в параметрах прежней славы.

Скорее тревожными знаками потерянного равновесия стали факты приглашения к работе в театр кинорежиссера А.Сокурова или сугубо театральных мастеров, таких как Т.Чхеидзе и Э.Някрошус. Скандалом закончилась постановка оперы Л.Десятникова «Дети Розенталя», где музыка пыталась смягчить мрачный дух вивисекции либреттиста. Быстро кончился и период надежд, связанных с непродолжительным приходом нового балетмейстера Алексея Ратманского, который поставил несколько заметных балетов, но лишенных большого стиля, камерных по форме и несколько экстравагантных для академической сцены. Оставил театр и главный дирижер А. Ведерников. А труппа театра достигла умопомрачительной цифры – около 1000 человек (вспомним – в час создания театра труппа насчитывала всего 13 музыкантов и 25 артистов).

1 июля 2005 года Большой театр был закрыт на полную реконструкцию; премьеры и текущий репертуар перешли в здание Новой сцены. Открытие большой сцены уже оглашено, это должно случиться 2 октября 2011 года.

На реконструкцию уже потрачена астрономическая сумма – 500 млн. евро! Но затраты того стоили. Площадь театра увеличилась в два раза и достигла 80 тысяч кв.м. Здание великого Бове и Театральная площадь преобразились, отныне Большой театр становится первым сценическим зданием Европы. Все остальные сцены Парижа, Неаполя, Лондона и Берлина все-таки блекнут. Реконструкция внутри и полная модернизация техники сцены обещает публике первоклассное действо, а кульминацией новизны станет установка уникального органа на 31 регистр и 2 мануала.

Заглянем на официальный сайт. Здесь непосредственно виден пульс реконструкции. Вот несколько наугад выбранных строк:

Смонтирован эскалатор и панорамный лифт…

В подземном концертном зале (!) сделаны подъемные площадки…

Завершено золочение элементов декора… зал засверкал…

Объявлен конкурс в молодежную оперную программу…

До открытия Большого театра осталось три месяца…

Анатолий Королев, писатель, член русского ПЕН-Клуба