Россия и ЮНЕСКО
Постоянное представительство России при ЮНЕСКО
Вестник ЮНЕСКО №20'2014
Вестник ЮНЕСКО №20'201460 лет с ЮНЕСКО
 

Интервью Генерального директора ЮНЕСКО О.Азуле накануне визита в Россию

Версия для печати

01.03.2019

media/2019/03/1551864786.jpg

Генеральный директор ЮНЕСКО Одре Азуле прибывает в Россию с первым официальным визитом за время своих полномочий, начавшихся в ноябре 2017 года. В беседе с первым заместителем генерального директора ТАСС Михаилом Гусманом глава организации рассказала о том, как она видит основные задачи организации, а также о возможностях укрепления сотрудничества с Россией.

— Госпожа генеральный директор, наша встреча проходит накануне вашего официального визита в Россию. Какие вопросы будут в центре ваших бесед в Москве?

— Я рада отправиться в Россию с визитом, который очень важен для ЮНЕСКО, для меня лично.

Россия — великая страна, которая является важной опорой организации, ее активной участницей

Во время визита я буду иметь честь встретиться с президентом России Владимиром Путиным, чтобы обсудить тему мультилатерализма и то, каким образом ЮНЕСКО может сейчас внести вклад в решение задач современного мира, а также затронуть вопросы двустороннего сотрудничества — очень богатого и исторического, которое сложилось у организации с Россией.

Затем я отправлюсь в Татарстан — республику с прекрасными традициями, где я еще никогда не была. У меня там запланированы встречи с властями, с главой Республики Рустамом Миннихановым. Также я буду рада открыть конгресс, который объединит все кафедры ЮНЕСКО в России, и они многочисленны, потому что это страна, которая имеет историческое сотрудничество с ЮНЕСКО в области высшего образования.

— В этом году исполняется 65 лет с момента вступления нашей страны в ЮНЕСКО. Мы сотрудничаем в таких разных областях, как образование, океанография, фундаментальные науки, энергетика, экология. Русский входит в число шести рабочих языков организации. Как вы оцениваете перспективы партнерства? Какие программы ЮНЕСКО в России считаете наиболее актуальными?

— Россия действительно очень активна во всех областях деятельности ЮНЕСКО, в том числе по части обменов в образовании, науке, культуре, коммуникации и информации, океанографии. В каждой из этих областей Россия очень активна. Например, в образовании мы работаем вместе, и мы можем взаимодействовать еще больше в использовании новых технологий, в сфере искусственного интеллекта (ИИ) в образовании. Мы работаем вместе также и в области культуры, в частности, в защите культурного и духовного наследия во всем мире.

У нас с Россией замечательное сотрудничество в области науки. Россия была инициатором программы в области фундаментальных наук. Это исторический вклад страны в области международного научного сотрудничества. Мы работаем вместе в сфере экологии, гидрологии, океанографии. У нас есть международная комиссия по исследованию в области океанографии. В этой комиссии Россия очень активна, и кстати, ее секретарем является российский специалист. Россия была основоположницей в этой сфере. Вы видите, что у нас очень много тем сотрудничества.

— Девиз ЮНЕСКО гласит: "Нести мир в сознание мужчин и женщин". Как, на ваш взгляд, должна решаться эта задача?

— Мне кажется, что, отвечая на ваш вопрос, следует вернуться к истокам создания нашей организации. Почему она была создана?

ЮНЕСКО была основана после Второй мировой войны, когда мир увидел, что наука и культура могут быть подчинены разрушительным проектам, которые вынашивал нацизм. Это было моральной катастрофой. Мужчины и женщины собрались, чтобы сказать, что больше никогда нельзя отрывать науку и культуру от гуманистических идеалов. И вызовы, которые сегодня стоят перед ЮНЕСКО, иные, нежели те, которые стояли перед организацией в 1945 году.

Я думаю, что невозможно построить мир без образования и культуры. Образование — это инструмент, который позволяет каждому определить свою собственную судьбу, и в последние 20 лет достигнут очень большой прогресс. На пути к этому нам надо еще многое преодолеть, в частности, справиться с задачей по охвату образованием всех. В настоящий момент насчитывается 750 млн взрослых, которые не могут ни писать, ни читать, треть из них — женщины, 100 млн детей не посещают школу. Для меня образование — непременное условия мира, без образования возникают насилие и конфликты. Именно поэтому наша первая миссия касается образования.

— Каковы, по вашему мнению, важнейшие достижения ЮНЕСКО последних лет? Каким вы видите будущее организации?

— Я считаю, что наша роль — определить вместе со всеми членами нашей организации наш общий интерес и главные вызовы этого века, и главный из них — это, конечно, экология.

Кроме того, перед нами стоит задача предотвращения радикализации, и это должно решаться с помощью образования, культуры, посредством поиска ответов на технологические вызовы. Мы на пороге беспрецедентной технологической революции. Мы разобрались с цифровыми технологиями, но сейчас стоим перед проблемой искусственного интеллекта. И это будет иметь огромное влияние на жизнь общества, в том числе на мандат ЮНЕСКО, а также на то, каким будет будущее образование. Нужно ответить на вопрос, как использовать искусственный интеллект, чтобы добиться прогресса в образовании, в вопросах защиты культурного наследия, чтобы использовать эти технологии на службе человечества.

Вот вызовы, которые стоят сегодня перед нами, и мандат ЮНЕСКО очень важен для их решения.

— Какая из проблем современности является, на ваш взгляд, главной? Как может ЮНЕСКО содействовать ее решению?

— Я думаю, что если выбрать только один приоритет, то это должно быть образование и еще раз образование. Так как только посредством образования можно привести мир к совместному будущему, бесконфликтному. Сегодня, к сожалению, еще очень много конфликтов в мире. И в трансформации мира мотором должно стать образование для женщин и девочек. В Африке южнее Сахары проблема доступа женщин и девочек к образованию остается фактором неравенства.

Мы должны мобилизоваться, потому что если мы хотим справиться с современными вызовами, то мы не сможем решить это без участия женщин

Это касается всех областей, включая науку. И в этом Россия показывает пример — у нее есть много выдающихся ученых-женщин. В области искусственного интеллекта и цифровой сфере мы работаем над тем, чтобы женщины смогли занимать подобающее место.

— Вступая на пост, вы назвали первоочередными задачами противодействие экстремизму, насилию, а также борьбу с неграмотностью, защиту окружающей среды. Как вы оцениваете достигнутые результаты? Что предстоит сделать еще?

— Я думаю, что это вопрос борьбы с экстремизмом, борьбы с радикализацией. Это происходит во всех частях света, в разном ключе. Я думаю, что это вопрос не только лишь из области безопасности, следует также работать над менталитетом, особенно среди молодежи. Для этого следует начать с основ, а именно — интегрировать в общество при помощи образования. Интегрировать, мне кажется, во многом за счет культуры. Поскольку зачастую среди наиболее экстремистски настроенных людей мы находим тех, кто был отрезан от собственной культуры. Нужно знать свою культуру, знать свое происхождение, ценить его и гордиться им. Нужно также научиться интересоваться [культурами] других, вести с ними диалог, чтобы познать их. И мы работаем в этом направлении.

Я считаю, что в общем смысле образование несет в себе силу для борьбы с расизмом, антисемитизмом. Это то, о чем мы уже говорили здесь, в Париже, а также во время последней Генеральной ассамблеи ООН, прежде всего чтобы показать, что решать этот вопрос надо в сфере образования, в сражении за умы. И также работать, помогать учителям и профессорам, которые подвергаются в своих классах иногда расизму или антисемитизму, насилию. [Мы показываем] какие [существуют] средства, что делать, как помочь им решить этот вопрос. И я думаю, что благодаря образованию можно дать долгосрочный ответ, и то, что мы пытаемся делать, — развиваем средства поддержки для образовательного сообщества. Это лишь один из множества примеров.

— В мире, к сожалению, сегодня очень много горячих точек, и в этих конфликтах, как, например, в Сирии, разрушаются уникальные памятники истории и культуры. Как вы оцениваете масштаб потерь культурного потенциала Сирии и какие видите пути восстановления, сохранения культурного наследия?

— То, что происходит в Сирии, — это трагедия. Трагедия в первую очередь для сирийцев: я думаю о сотнях тысяч жертв, а также о всех тех, кто был изгнан, кто сегодня за пределами страны и очень хочет вернуться. И конечно же, это была трагедия для культурного наследия, на которое зачастую целенаправленно нападали на наших глазах. [Культурные объекты] становились целью [нападений] как исторические символы, поскольку сирийское наследие — это, разумеется, наследие сирийцев, но это также и наследие человечества. Это, кстати, было признано таковым в Списке всемирного наследия [ЮНЕСКО]: в нем шесть объектов из Сирии, которые признаны как принадлежащие всемирному наследию человечества. Конечно же, есть и другие объекты, представляющие интерес как часть большого наследия, которые демонстрируют историю, которые демонстрируют цивилизацию, которые демонстрируют все эти последовательные слои, которые подвергались нападениям и иногда терялись навсегда.

Сегодня в Сирии, как вы знаете, международное сообщество при поддержке ООН пока еще не полностью приступило к работе на земле, но мы уже действуем, мы готовимся, поскольку работа, которую предстоит проделать, необъятная. Например, мы работаем над подготовкой сирийских техников в наших заграничных представительствах. Мы работаем над чем-то абсолютно фундаментальным, над оценкой ущерба, чтобы понять, что произошло, каковы повреждения, какую работу по восстановлению необходимо проделать. Например, я думаю над тем, что предстоит сделать в старом городе Алеппо. Мы планируем выпустить публикацию о нашей работе с применением беспилотников, а также искусственного интеллекта, чтобы располагать этим неотъемлемым элементом в тот день, когда мы сможем полностью погрузиться в работу на земле. И я надеюсь, что это случится довольно скоро, потому что потребность огромная.

И в качестве примера можно привести очень близкий регион в Ираке, куда окончательно вернулось международное сообщество, и мы работаем со всем международным сообществом, которое, например, поддержало нас, чтобы помочь реконструировать, даже больше, чем реконструировать, оживить, как мы говорим, дух Мосула в Ираке, который, можно сказать, является наследием, культурную жизнь, образование. И я думаю, что именно там ждут от международного сообщества помощи, чтобы вернуть людей в их дома.

— ЮНЕСКО — единственная международная организация, которая наряду с программами в сфере культуры, науки, образования занимается еще и проблемами прессы. Как вы оцениваете роль СМИ в современном мире и в международных отношениях? В чем СМИ могут быть полезны ЮНЕСКО и как ваша организация может помочь СМИ?

— Это важный столп нашей организации, который исторически основан на том факте, что начальный мандат ЮНЕСКО связан со свободой выражения. А свобода выражения является частью множества сфер и, главным образом, касается работы профессиональной прессы.

Мы поддерживаем по всему миру работу журналистов, например, за счет поощрения принятия правительствами законов, обеспечивающих соблюдение свободы СМИ, за счет обучения журналистов, особенно по актуальным вопросам, речь идет об искусственном интеллекте — это большая тема сейчас, о побуждении к ненависти, обучении детей работе со СМИ.

Мы все здесь выступаем в защиту свободы выражения — это столп, который дополняет остальные наши столпы, поскольку дело в свободном распространении идей, в том, чтобы иметь возможность узнать информацию, ознакомившись с профессиональной точкой зрения, что также важно в современном мире — получать профессиональную информацию от профессиональных СМИ.

— Сейчас идут бурные дискуссии о том, что внесет в нашу жизнь развитие технологий искусственного интеллекта. Как относится ЮНЕСКО к этим дискуссиям?

— На мой взгляд, это тема, которой мы все в какой-то степени должны овладеть, поскольку она трансформирует наши города, наших специалистов, как нам говорят. Сам по себе мандат ЮНЕСКО изменится под влиянием искусственного интеллекта: образование станет другим, это вещь, к которой нужно готовиться. Страны-участницы должны делиться научными знаниями на этот счет. Но вы правы, тема может быть более чувствительной и встанет вопрос гуманистических ценностей и ценностей, которые мы желаем сохранить в этом мире технологий будущего.

Нам не стоит восхищаться технологией до тех пор, пока к ней остаются вопросы

И в то же время мы должны использовать лучшие достижения, чтобы продвигаться в достижении общих целей, ради благополучия для всего человечества. Мы пытаемся говорить о технологической неосведомленности, научных знаниях, производим обмен этими знаниями между Севером и Югом, между разными странами, а также об этических принципах.

Каких ценностей мы хотим придерживаться на этом пути? Это ценности, которые могут касаться ответственности человека за использование технологий искусственного интеллекта. Как работать вместе? Это могут быть механизмы, которые достаточно инклюзивны и репрезентативны по части человеческого разнообразия. Вопросы разнообразия обсуждаются в рамках самых технологичных вопросов. Как сделать так, чтобы женщины участвовали в создании ИИ будущего? Сегодня их крайне мало в этой отрасли.

ЮНЕСКО — это универсальный многосторонний форум. Делиться, обсуждать — этот процесс крайне важный. И возможно, также определять ряд общих ценностей и принципов, руководствуясь историей. Это геном, в том числе это был геном человека в момент, я бы сказала, разрыва научных исследований, и международное сообщество уже объединилось, в частности в ЮНЕСКО, чтобы решить, куда мы хотим идти, а куда — нет, в контексте исследований человеческого генома. Это, мне кажется, такого же типа вопрос и такое мышление, которым мы должны проникнуться.

— В последнее время несколько стран покинули ЮНЕСКО. Какова ваша оценка складывающейся ситуации? Как это сказывается на финансах организации? Как в ЮНЕСКО намерены строить дальнейшие отношения с этими странами?

— Это очень важный вопрос. Я думаю, что вопросы, которые мы обсуждаем, касаются всех, и никто не может уйти от ответственности, поскольку это ответственность всего мирового сообщества.

Я считаю, что уход двух стран, о котором было объявлено год назад, достоин сожаления. Это потеря для них, но также для мирового сообщества. Я бы хотела, чтобы они вернулись в организацию. У каждой страны свое место в ЮНЕСКО, свой путь. Каждый из нас должен содействовать их решению.

ЮНЕСКО продолжает двигаться. Мы взаимодействуем с США и Израилем в рамках установившегося диалога с гражданским обществом, предприятиями и университетами. Пока мы продолжаем диалог с научными сообществами в 193 странах.

— Вы руководите организацией, насчитывающей в своих рядах не меньше стран, чем ООН. Как вам удается справляться с такой огромной ответственностью, выдерживать необычайно напряженный рабочий график и решать столь разнообразные задачи? Как вам удается все успевать?

— Мне нравится быть вовлеченной в решение больших проблем нашей современности. У меня огромная ответственность. Я горжусь тем, что ЮНЕСКО возглавляет женщина. Миссия захватывающая.

— Наша программа называется "Формула власти", и этот вопрос мы в заключение традиционно задаем всем своим героям. Вы окончили знаменитую французскую Национальную школу администрации, были на высоких постах во Франции, возглавляли ключевое правительственное ведомство, а ныне, как глава крупнейшей международной организации, принадлежите к числу самых влиятельных людей в мире. Вы готовились к власти. Что такое власть, какова она на вкус? Легко ли быть во власти?

— Я ощущаю скорее не власть, а чувство ответственности. Это миссия, которая нас обязывает. Не думаю, что эту власть надо слишком персонифицировать. Ведь все, что делается ЮНЕСКО, это делается командой, вместе с государствами, поскольку без стран-участниц мы не продвинемся вперед.

Источник: ТАСС